РОД НЕПЛЮЕВЫХ
Николай Николаевич Неплюев писал:
«Любите прошлое в предках, добрых заветах и национальных традициях. Любите настоящее в современниках, с ними объединяйтесь, дружно собирайте добро. Любите будущее, подготовляйте любовно и разумно лучшее для грядущих поколений».
Это общий герб потомков Андрея Ивановича Кобылы (конец 1290-х-1351), который служил при Великом Князе Иоанне Калите. Данная золотая корона означает то, что предки Кобылы были королями Пруссии. Род боярина Андрея Кобылы дал России династии Романовых, Колычевых и Шереметьевых. Праправнук Андрея Ивановича Кобылы, Федор Иванович имел прозвище Неплюй, жил во время княжения Василия Темного и стал родоначальником рода Неплюевых.
Замечательным представителем этого рода по линии Неплюева был святитель Филипп (Колычев) (11.02.1507-23.12.1569), митрополит Московский и Всея Руси. Несмотря на то, что церковь зависела от государственного аппарата, особенно государя, к тому же зная все опасности деспотизма Ивана Грозного, он имел смелость обличать пороки царя, за что был им и казнен. Он восстал против тирании царя, призвав его остановить жестокие казни.
Царь Алексей Михайлович Романов при перенесении в Москву мощей святителя Филиппа (Колычева) письменно обратился к нему от имени царского рода с покаянной мольбой о прощении тяжкого преступления, совершённого царём Иваном Грозным. В знак прощения и примирения Алексей Михайлович просил митрополита Филиппа, как живого, возвратиться в Москву: «Молю тебя, приди сюда и разреши согрешение прадеда нашего, царя и великого князя Иоанна, совершённое против тебя нерассудно, завистию и несдержанною яростию. Хотя я и неповинен в досаждении тебе, но гроб прадеда приводит меня в жалость, что ты со времени изгнания твоего и доселе пребываешь вдали от твоей святительской паствы. Преклоняю пред тобою сан мой царский за согрешившего против тебя, да отпустишь ему согрешение его своим к нам пришествием, и да упразднится поношение, которое лежит на нём за изгнание тебя. Молю тебя о сем, о священная глава, и преклоняю честь моего царства пред твоими честными мощами, повергаю на умоление тебя всю мою власть…».

Это фактически прошение-покаяние за своего предка и понимание того, что царь как старший несет и духовную ответственность развязывать узлы истории, изменять ее траекторию через такие духовные шаги. Если царь кается, то и народ к этому присоединяется.
Все предки Неплюеева несли серьезную ответственность за людей. Пра-пра-прадед Неплюева – Иван Иванович (5.11.1693-11.11.1773) жил и служил при шести царях. В 1720 году блестяще сдал экзамен в присутствии Петра Великого, выразившегося о нем: "В этом малом будет толк". Служил в чине поручика морского галерного флота, был главным командиром над всеми судами, строившимися в Петербурге. Долгое время уже при Елизавете был русским резидентом Константинополя и получил много наград. В результате доноса был отстранен от всего, арестован, лишен поместий. Но вскоре императрица убедилась в его невиновности и вернула ему чин тайного советника и орден, не вернув, правда, поместья. Назначен он был наместником Оренбургского края и за 16 лет основал Оренбург с целью обороны. Много заботился о устроении школ и церквей, экономике города, открыл немало заводов.

Он оставил завещание всем будущим поколениям Неплюевых: «Подчиненным своим, а паче крестьянам, будь более отец, нежели господин, присно держи в памяти слово Божье, что милости хочу, а не жертвы, что они такие же люди, как и ты, кроме чинов и званий, данных тебе гражданским законом».

Иван Иванович Неплюев пользовался большим доверием Екатерины II, которая поручала ему все столичные войска, вела с ним переписку и вверяла ему заботы о наследнике престола. По характеристике историка Ивана Ивановича Голикова о И. И. Неплюеве: «Сей достопочтенный муж имел разум твердый и тонкий, деятельность неусыпную, правосудие строгое и никакими пристрастиями и интересами непоколебимое... был враг вольнодумства, суеверия, ласкательства и потаковщиков, всякие несчастия и прискорбности сносил с благодарением Богу...».

Бабушка Неплюева, Берта Васильевна Дибич (10.12.1794-25.03.1869), дочь генерала-фельдмаршала Дибича Забалканского, оказавшего большое влияние на русскую историю, одержал победу над турками на Балканах, была замужем за Иваном Ивановичем Неплюевым (8.05.1802-22.10.1858), полковником лейб-гвардии Киевского гусарского полка.

Отец Н. Н. Неплюева, Николай Иванович Неплюев (30.10.1825-17.01.1890) также занимал высокое положение, был тайным советником, предводителем Черниговского дворянства. Мать Николая Николаевича Александра Николаевна (17.07.1827-1917), урожденная баронесса Шлиппенбах – внучка сподвижника Петра I, шведского полководца Вальдемара Антона Шлиппенбаха (осели на Руси после поражения шведских войск в Северной войне, полководец Шлиппенбах, упоминается в знаменитой пушкинской «Полтаве»). Много занималась благотворительной деятельностью, в частности уже в самом преклонном возрасте собирала средства и сама раскладывала одежду, бинты для помощи солдатам Первой мировой войны.
С помощью матери, сестер Ольги Николаевны Неплюевой (14.10.1859—1944) и Марии Николаевны Уманец (24.5.1853—1931), борясь с непониманием со стороны отца, великосветских знакомых и «прогрессивной общественности», увлечённой новейшими социалистическими теориями, Неплюев начал своё дело в 1881 г. с того, что взял на воспитание десять крестьянских детей из беднейших семей и дал им христианское воспитание и сельскохозяйственное образование.

В августе 1889 г. состоялся первый выпуск школы. Из шести человек, получивших аттестаты, трое – Андрей Фурсей, Федор Чвертка, Илья Кобец – не захотели расставаться. Они стали первыми членами Крестовоздвиженского трудового братства. С этого момента жизнь Н. Н. Неплюева и дело устроения Крестовоздвиженского братства неотъемлемы друг от друга и составляют единое целое. Ради служения братству он избрал путь безбрачия. Его мать Александра Николаевна, сестры Мария и Ольга активно включились в работу по созиданию братства. Когда был написан устав братства, требовалось его утверждение на высшем уровне, но были постоянные препятствия. Помогла мать Неплюева, она надела старое платье с шлейфом, длина которого по всем канонам соответствовала ее высокому положению, поехала ко двору и добилась аудиенции у императора, он подписал необходимый указ – важное дело на пути созидания братства было сделано.